Thursday, March 8, 2018

Shards of March 8

Осколки 8 марта.
Вслух родители о пережитом не говорили. Но сейчас перебираю их письма друг другу, и вдруг всплывает какая-то деталь ...ах, да какая же это была невыносимая, никогда не проходящая боль!
В тот год мы с мужем и маленькой дочкой после отпуска уехали в Норильск, мама с нашим старшим сыном пока осталась в Нальчике. И вот мама пишет отцу:
«У нас все благополучно, Сережа учится хорошо, пока не скучает по Норильску и не огорчает меня... ... А как там Леночка? Я не поехала провожать ее на вокзал, думала, будет легче. И вдруг нашла ее соску в кармане, заполошилась и побежала пешком на вокзал, машины не ходили. Бежала и ревела, пришла, а она уже уехала. Возвращалась домой и опять ревела...вспомнила, как бежала за воронком, который увозил меня в тюрьму, моя мама – так стало мне совсем невмоготу. Успокоилась только к вечеру, собралась и уехала на речку одна...»
И я думаю о бабушке Зарият, молодой вдове с кучей детей... как она бежит за машиной, увозящей ее девочку в страшную неизвестность.... А солдаты подгоняют, и надо еще быстро собрать остальных пятерых. В руки каждому – по узелку с вещами, а сама – скорей в мешок и на плечо свою спасительницу - швейную машинку. И уже гонят в другой воронок, и все плачут, и детей надо как-то утешить, и не верится, что все это на самом деле, и что увозят от родного очага навсегда...
Навсегда - оказалось для старшего сына Магомеда. В Степняке он пошел работать на шахту, чтоб помочь матери – и в 18 лет умер от силикоза. Другие дети - выжили, завели семьи. Но как же они болели всю жизнь...
И все же вернулись, к своим родным камням и родникам! и это было счастье!
Вот моя бабушка Зарият . Такая разруха вокруг, а она улыбается и ей хорошо! А рядом внучата – они родились в Казахстане, но здесь они уже наконец дома, в Чегеме.

No comments:

Post a Comment